Развод — да или нет?

От автора: Не претендуя на истину, размышляю о том, почему, несмотря на широкое распространение разводов, это все же очень болезненный процесс. И может ли от развода быть польза.

Если боитесь одиночества, то не женитесь

А.П.Чехов 

 Тут у меня мысль такая возникла: в наше время, когда институт инициации  изжил себя, то, как ни странно, развод с супругом может стать своего рода аналогом этого действа.

Что представляет собой инициация? Это очень трудное и опасное испытание, после преодоления которого субъект переходит в новый статус — статус взрослого, полноправного члена сообщества.

  Обычно, прохождение инициации подразумевало, что субъект должен был покинуть привычный, комфортный мир и в полном одиночестве, без каких-любо гарантий и чьей-то подстраховки, пройти через страдания и реальную смертельную опасность. В результате такого прохождения его личность должна была трансформироваться: как бы умереть и родиться заново — в новом качестве — в качестве посвященного и зрелого.

А теперь посмотрим сквозь эту призму на развод или разрыв серьезных отношений.

Создавая семью, современный человек рассчитывает найти в партнере того, кто восполнит все его дефициты, станет для него идеальным родителем, любовником и верным другом в одном лице. Потребность в таком партнере настолько велика, что каждый из нас «обманываться рад», видя своего избранника средоточием всех этих черт.

Разумеется, разочарование неизбежно. Супруг, как и положено, оказывается не ТЕМ, и часто такое разочарование приводит к разводу.

И, казалось бы, ну развод и развод — что здесь такого? Все равно, партнер не удовлетворяет.

Ан нет, не все так просто… Почему-то развод не дается легко, и решиться на него люди долго не могут. А, решившись, страдают, мучаются, обвиняют себя и друг друга — и никак не могут расстаться.

Вот мне и подумалось — почему же так это все так тяжело? С чем сталкивается субъект, разрывая отношения с партнером по браку?

Утрачивая надежду (или иллюзию?)  на идеальное партнерство, субъект, возможно, впервые напрямую сталкивается с тем, что он — одинок, и нет человека на земле, способного дать ему то, в чем он остро нуждается.

Но это еще не все. Не вся утрата. Более значимая и, потому, более болезненная утрата касается того, что субъект инвестировал в партнера все свои инфантильные потребности. Именно поэтому при разводе он чувствует себя брошенным, даже если решение о разводе было принято им самим. Его младенческая душа вопит от боли: он чувствует себя лишенным материнской груди и тепла, исторгнутым и отброшенным от материнского тела, утратившим свою неотразимость и восхищенный взгляд матери — он один, брошен на произвол судьбы и на погибель, и никто его не спасет.

Проживать эту боль непросто: кто-то убегает от нее в упреки и обвинения или в раскаяние и самообвинения, кто-то падает в депрессию и самоизоляцию, кто-то бросается в поиски заместителей — что угодно, лишь бы не было так больно. Но все эти стратегии — так себе: не очень-то и спасают. А самое главное — не дают возможности пройти инициацию и обрести зрелость.То есть способность обрести себя, осуществить духовный выбор, стать человеком, который сам себя сделал — свободным и независимым.

Однако, если боль осознанно прожить и осознать, и если инициация все же произойдет, то вполне возможен новый брак (это может быть  и воссоединение со своим бывшим супругом). Только это будет уже совсем другой брак — по-настоящему партнерский, союз двух свободных людей, которые договорились о взаимных обязательствах и взаимной поддержке, где нужда в другом является не зависимостью, а сотрудничеством и взаимоподдержкой….

Но я тоже размечталась… Не часто, увы, приходится рассчитывать на такой исход… Слишком уж мы, современные люди, инфантильны и очень уж трепетно относимся к своим потребностям. И не хотим жертвовать ничем. Потому и обречены на зависимость — до самой старости.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.